Мир простых вещей

Tell yourself a true story


Previous Entry Share Next Entry
Julie Otsuka: The Buddha in the Attic
pencils
loom_ing


Иногда в мое книжное меню попадает наконец и что-то художественное. Кажется, я непроизвольно хватаю книжки с полок "best for the road", "staff's choice" или стенда с новейшими-найновейшими новинками.

Эту тонкую книжечку - карманный формат не толще 1,5 см, где отхватила не помню. Но с первых страниц вспомнилось и про "краткость - сестра таланта", и рассказ-миниатюра «Продаются детские ботиночки. Неношенные» Хемингуэйя. Японка американского происхождения (родилась и вырасла в Калифорнии) Julia Otsuka краткая, меткая и бездонная. В ее крошечную книгу The Buddha in the Attic ("Будды на чердаке" в рус.переводе) вместились события 40-45 лет и одновременно жизни сотен, если не тысяч, японцев, эмигрировавших в Америку в 1900-х.

Ритмичное повторение "Some of us", "Others (of us)", "One of us" завораживает и создает эффект мелькания череды лиц, судеб. Чья-та жизнь укладывается в одну строчку "One of us could not bare it and jumped of the bridge", другие успевают родить несколько детей, прожить долгую и, как ни странно (для того времени и условий), счастливую жизнь. Почти каждая строчка - чья-та судьба, талантливо и всеобъемлюще запечатленная в одной короткой строке.

Julia Otsuka - бесподобна!

Повествование начинается с путешествия сосватанных по фото японских невест в Америку к работающим там японским мужчинам, которых они видели на крошечных фото и с кем знакомы по нескольким письмам. В течении трехнедельного плаванья на корабле в повествование вплетаются нити прошлого - упоминания о событиях жизни девочек-девушек-женщин до сватовства, незаметно раскрываются, усвоенные с детства, культурные традиции, переданные матерями знания, девичьи домыслы, додумывания, страхи и надежды о будущем, реальность и вымысел, оголяется японский характер, его суть, сущность.

Because we were on the boat now, the past was behind us, and there was no going back.

Речь ведется от первого лица множественного числа - от лица японских женщин. Но являясь центром семьи, ее ядром, познавая окружающий мир через своих мужей, возлюбленных, подруг, детей, соседей, притягательных и отталкивающих "других" - америкацев, прочих иммигрантов разных национальностей, эти женские голоса повествования открывают читателю весь мир сразу, изнутри, из глубины. Это хор голосов, которые одновременно индивидуальны и сплетены в единый женский архетип.

Women are weak, mothers are strong.

События не разворачиваются, они всего лишь ритмично отбиваются, упоминаются. Сквозь повторение "Some of us" текут сотни одинаковых и разных жизней, кульминируя событиями 1940-х. На буквально тридцати последних страницах умещается зыбкое чувство предстоящей войны, незнание и страхи, неверие, безнадежность и вера в светлое будущее, отрицание реальности  и покорность, трагическое завершение или ... нет? Десяток страниц на столкновение человеческого, понимающе личного, чуткого и безжалостности, бездушности действий военной машины, рушащей судьбы только потому, что ты выглядишь япошкой.

Честное слово, такой переворот сознания может дать "Смерть мое ремесло" Робера Мерля, но там, как минимум, пара сотен страниц! А невероятная Julie Otsuka делает это легко, короткими стучащими фразами, то ли забивая молотком гвозди в балки строящегося для новой жизни, семьи дома, то ли забивая те же гвозди в крышки гробов. Кроме беспорных литературных достоинств произведения, книга по нынешним временам - актуальней некуда.

А напоследок пусть снова скажет Хэмингуэй: «Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если волной снесёт в море береговой Утёс, меньше станет Европа, и так же, если смоет край мыса или разрушит Замок твой или друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по Тебе».
‪#‎julieotsuka‬ ‪#‎thebuddhainthettic‬

?

Log in